Летом унесен

Посмотри в глаза горизонту, отель.
Мир в познании преисполнился.
Отражением в окнах-очках потерь
Розовых лучей в небесах бессонница

Время-проводник гасит небосклон,
Шаркает игла по пластинке лет
И звучат слова – старый патефон,
На стене, как тень, силуэт-портрет.

Летом унесен с ветром в унисон
В памяти, как сон, – мы под слепым дождем.

На руку одень солнце-амулет,
Собери в ладонь капельки росы.
Шаркает игла по пластинке лет,
Возвращается к центру – слову «ты».

Посмотри в глаза смерти дня, As-соль!
Парусник-закат – ярко алый цвет,
Преломляется в призме стекол боль,
Красные лучи, твой нимб-силуэт.

В памяти как сон ветру в унисон
За руку идем под слепым дождем.
Летом унесен вдаль за горизонт
Парус – небосклон, наш мир потрясен.

Посмотри в глаза горизонту отель, –
Невесомости вторят небеса,
В зеркалах-зрачках отголосков зверь
Фотображает тень твоего лица.

Артлантика-Артлантида

Среди мириады звёзд ты одна,
как волна набегаешь,
морской водой обнимаешь,
на ночном небе чуть выше, чем луна,
сквозь паутинки сна
подмигиваешь,
в метеориты играешь.
Там, где ночь и гроза, мой разряд
электричеством тьму прорезает.
Ты сказала: молний путь показал
как бежит слеза по лицу Земли
и твои глаза
этот путь освещают.

И неважно какой день, какая ночь,
светит солнце или идёт дождь,
тепло не исчезает.
Где-то там внутри огонь горит,
посмотри, как кипит,
мой вулкан — динамит
грудь разрывает
как те слова, что горят
словно листья октября
говорят
любовь не исчезает,
а пылает как заря на горизонте памяти
отворяй ворота, опускай якоря,
Артлантика-Артлантида!

Ты права, я — человек дождя,
и потому, ты — девушка мечты,
Артлантика-Артлантида.

Взморьяблокальвадо-ре-соль-си

Расплывались корабли
вдоль зали-ва,
очень мило
говорил о любви
ослепительный мираж
снов коллаж
как молитва острой бритвой
отсекает нас
амореальность

И закат ей в дар принес,
волн безродный рыжий пес
в брызгах грёз
грохот моря успокоит –
яблокальвадос

Посмотри назад!
Ты увидишь взгляд
полный волн и
света фонарей
ослепленных дней,
вспомни корни!

Украшали сонмы звезд
купол роз
красной медью
в небе светит
и медве-дицей
урчит.
в ночи

Нам читает дикий пляж
“Отче наш”
как молитву говорит нам
рокот моря успокоит,
лижут ноги волны споря,
ластятся, играют солью,
пеной кроют песок
взморьяблокальвадо-ре-соль-си

Посмотри назад!
Ты увидишь взгляд
полный волн и
света фонарей
ослепленных дней,
вспомни корни!

Посмотри скорей
в книгу ритмов э-тих
ровных
Словно свет из слов
полотно с игол – ки
нас прочтет моря мотив
от корки до корки.

Ситар

Ситар играл на все лады,
и целый мир ему внимал.
Из воздуха, из пустоты,
он звук вдыхал и выдувал
хрупкость стекла — краски холста
и наносил ловкий эскиз,
он падал вниз — дотла сгорал
и восставал как Феникс.
Как херувим стрелы метал,
и восходил небесный дым,
он был седым как облака
и нерушим как Третий Рим.
Звуки плелись как кружева,
как паутинки на ветру,
слетались перья в острова
и уносились в пустоту.
Ситар играл — струной звенел,
птицей летел в горных снегах,
и миру пел ультрамарин
среди вершин о чудных снах
в других мирах…

Маленькая трагическая серенада

Мы убегаем рано утром на рассвете,
и нам подыгрывают солнце, небо, ветер.
Мы самые счастливые на свете,
который нас как-будто вовсе не заметил.
Ты расплела свои застенчивые косы,
а я смотреть старался посерьёзней,
чтобы решить насущные вопросы,
пока ещё не стало слишком поздно.
Ты говоришь, не понимает мама,
а я молчу, глотая ком упрямо,
и жизнь мне кажется насыщенною драмой,
отброшенною на стекло оконной рамы.
И утром просыпаться очень сложно,
в окно смотреть бывает даже тошно,
но надо раскачаться, это точно,
на стуле подсознания непрочном.

Ты говоришь давай с этим покончим,
а я считаю трусостью такой звоночек,
по мне так лучше убежать туда где звонче
играют в море чайки, волны ропщут,
и пробежаться по песку соленой влаги.
Ты говоришь: романтика, пустое, враки.
Брось, милая, не до словесной драки,
всё это знаки зодиака — забияки.
Знай, у меня есть ты, а это очень много,
и не такой извилистой покажется дорога,
а у тебя есть я, смотрящий строго
на мир, в котором сердце одиноко.
И то, что мы вдвоём не так уж мало,
какая разница, что говорила мама.
Наверно она тоже одинока и устала
от жизни, этой бесконечной драмы.

Устали корабли плыть небом над землёй,
они вчера смогли доставить нас с тобой
на остров среди звёзд под полною луной,
Далёкие огни мерцают, бьёт прибой.
Поверь, мы не одни, под небом над землёй,
Свет солнца и луны наполнит нас с тобой,
дополнит нас с тобой…

Знай, у меня есть ты, а это очень много
и не такой бессмысленной покажется дорога,
а у тебя есть я — король из драмы,
принц-нищий из трагичного романа.

Содержание – Contents

Купить книгу на Ридеро или на Озоне

Buy book on Amazon (suitable for Kindle)

Дождем освобожден

Давно стучит в окно настырный дождь –
киноконченаэкранедрожь.
Мираж телеокна пишет страницу,
а шум дождя и тишина плетут бессонницу.

Ответ мне шлет рассвет из дальних стран –
рябит морской волной телеэкран.
И пусть тревожит грусть дождем окно.
С пути собьюсь, назад вернусь в своё кино.

Искру выбьет из рук немой герой.
В миру зальёт дыру, заткнет горой
стая комет, что сотни лет летят сквозь Млечный путь
туда, где свет приносит посвящение в Суть.

Стою на краю вершины мира
облака затягивают в бездну небесного света,
оплакивают золотую осень –
тот, кто свою ношу сбросил
дождем освобожден…